84

Он стоял посреди зомби-апокалипсиса и играл на скрипке. В небе виднелись следы от выпущенных ядерных ракет, белые, как моцарелла, вокруг горел напалм, дико кричали умирающие люди и бегали толпы зомби. А он стоял и играл на скрипке. И поток зомби расступался перед ним, как Красное море перед Моисеем.

Неизвестный скрипач играл так, словно совершал некий подвиг, который войдет в анналы Истории. Да так оно и было на самом деле... Он играл в угрюмых сумерках нового мира. Жестокого мира, от которого отреклось даже время и осталась только музыка.

Скрипач играл «Последнюю розу лета». Минут десять пытался вспомнить, как зовут композитора. Безуспешно. Самое главное, никак не удавалось понять, знал ли я вообще когда-нибудь его имя.

Скрипач играл, а я думал о Нельсоне Манделе, Уго Чавесе, Стиве Джобсе, Фиделе Кастро, Илоне Маске, Че Геваре и Джироламо Савонароле...

Музыка оборвалась.



Поделиться
Отправить
2017  
Ctrl